Путешествия Деда Мороза

Меню


Ночь, когда мечты сбываются… от Маштаковой Ольги Владимировны

Ночь, когда мечты сбываются. Каблучки сапог весело стучали по асфальту, покрытому корочкой льда, в такт быстрому шагу, когда как мне было совершенно не до веселья. Я ужасно опаздывала, а все из-за своего гиперактивного шефа. Вот кто еще кроме него способен тридцать первого декабря поставить в график очень серьезные переговоры с крупнейшей строительной компанией нашего города?! Нам позарез нужны инвестиции от этой фирмы, иначе придется увольнять половину персонала, что грозит закрытием нашего предприятия. Поэтому нет ничего удивительного, что беседа проходила тяжело, каждая сторона пыталась повернуть разговор, как более выгодно ей. В итоге, конечно, все бумаги были подписаны, и стороны остались довольны друг другом, но скольких это потребовало сил и времени! Я чувствовала себя лимоном после соковыжималки. Тогда как нормальные люди в этот день чисто номинально изображают присутствие на рабочем месте и попивают шампанское, отмечая приближение праздника. Правда, спиртное мы тоже пили, надо же обмыть будующее успешное сотрудничество, ну и заодно наступающий праздник. Отказаться от такой «чести» никак было нельзя, о чем меня ясно предупредил предостерегающий взгляд шефа. Правда, вместо вина я отвоевала себе стакан сока, все-таки еще за руль садится, только в аварию попасть мне для полного счастья не хватает. В итоге наши посиделки растянулись еще на полтора часа. Закон Мерфи во всей красе. Бросила быстрый взгляд на часы и выругалась, припускаясь почти на бег. В довершении же этого «веселого» дня пошел снегопад. Снежинки, склеиваясь в ощутимые такие комочки, буквально за минуту превратили меня в живое подобие снеговика. Хорошо еще додумалась водостойкой тушью глаза накрасить, а то, судя по ощущениям от стекающей по лицу воды, создатели масок на Хэллоун завистливо бы рыдали, глядя на меня. С каждой минутой прохожих на улице становилось все меньше, оставшиеся же, как и я, спешили по местам дислокации в эту ночь. Правда, мне несколько хуже — надо успеть забежать домой, переодеться, не забыть пакет с подарками и, выжимая из любимой машинки всех кобыл, лететь в гости к друзьям. Хорошо, когда есть к кому податься, а то взвыла бы от тоски. Родителей у меня нет, сестер и братьев тоже, да что там говорить, у меня даже кота нет, он бы умер голодной смертью, как часто я бываю дома. Правильно говорят — жизнь не настолько коротка, чтобы не заметить, как она быстро проходит! Это точно про меня. Мне тридцать лет, на лицо — бывает и хуже, фигура ладненькая, хоть и далека от эталона. Хотя, смотря что брать за этот эталон. Пресловутые девяносто — шестьдесят — девяносто явно не для простых смертных, да и переломиться в талии, которая просто не выдержит верхних девяносто, не хочется. У меня два высших образования, английский и китайский в совершенстве, хорошая работа, жилье в элитном районе. Но, несмотря на все мои достоинства, найти любимого человека за все это время я так и не смогла. Подруги давно уже обзавелись мужьями и детьми, и с завидным усердием пытались пристроить меня в хорошие руки, но пока безуспешно. Самый настойчивый гражданский муж выдержал житье-бытье со мной полгода, остальные сбегали и того раньше, не забыв при этом высказать мне, как они устали жить с женщиной, которой никогда нет дома. Зачем нужна жена, если она каждый день не обстирывает, обглаживает, у плиты стоит только в выходные и порой бывает не в состоянии ублажать мужа, который весь вечер вверх ногами провалялся, пересматривая очередной ситком?! Правильно, лучше от нее избавиться, пока не поздно, тем более, что она имеет наглость еще и зарабатывать больше. Но, наверное, я просто не умею любить. Ведь после очередного расставания мне было плохо, но душа не болела. Все мои мужчины не задевали потайных струн моего сердца. Я уже свыклась с мыслью, что останусь одна. Вот только душа никак не хотела смириться, что и детей у меня никогда не будет. Страшная правда открылась год назад, когда я, устав от безуспешных попыток забеременеть, обратилась к врачам. Я готова была одна вырастить малыша, хотя и понимала, что ребенку одинаково нужны оба родителя, но моей нерастраченной любви хватило бы с лихвой, да и средства на счетах позволяли, но судьба распорядилась иначе. Все чаще стала мелькать мысль об усыновлении, но пока я серьезно эту мысль не обдумывала, хотя пора бы, годы идут и ждать не будут. От, ставших уже неотъемлимыми, мыслей меня отвлек идующий навстречу мальчонка лет пяти. Впопыхах я может быть и не обратила бы на него внимание, но в минус пятнадцать потерянно бредущий ребенок в одном свитере, легких штанишках и кое-как одетых сапогах не может не привлечь взгляд. Он словно не замечал холода и снега, брел, словно вникуда и низачем. Несколько молодых парочек, смеясь, обошли малыша, сделав вид, что ничего необычного не заметили. Поскольку, если они не поторопятся, без них все вкусное съедят и выпьют, какое им дело до какого-то беспризорника. Я же, хоть и торопилась, не могла пройти мимо чужой беды. Ведь ребенок явно потерялся. И значит, где-то сейчас с ума сходят его непутевые родители. Я медленно подошла к мальчику, чтобы не напугать его, присела на корточки и нежным голосом спросила: — Малыш, здравствуй! Ты потерялся? Мальчонка поднял на меня заплаканные глаза, и я задохнулась, словно получив удар под дых. Я говорила, что не умею любить?! Я соврала! Умела, чуть меньше восьми лет назад. Володя был моей первой и, что уж лукавить, единственной настоящей любовью. Всех своих мужчин я неосознанно всегда сличала с ним, поэтому неудивительно, что я все еще одна, сравнения никто не выдерживал. Мы были словно половинки единого целого, продолжениями друг друга, собирались пожениться, как только я закончу институт. Но тут вмешалась разлучница судьба — Вове предложили получить степень за границей, от таких приглашений не отказываются. Это невероятная возможность в дальнейшем устроиться на хорошее место. Нельзя было упускать этот шанс. Я поехать с ним не могла, бросить учебу на выпускном курсе не просто глупо, это абсурд. Прощаясь в аэропорту и клянясь в любви, мы и предположить не могли, что больше не увидимся. Нет, по-первости мы постоянно созванивались, общались по скайпу. Но через год, после моей защиты, Володя позвонил и каким-то мертвым голосом заявил, что он меня разлюбил и что между нами все кончено. Я рыдала, умоляла не рвать так на корню, готова была приехать к нему, чтобы просто поговорить, но он был непреклонен. Со временем рана на сердце зарубцевалась, но полюбить другого я так и не могу. Мои прошлые мужчины вызывали во мне нежные чувства, отклик тела, все же от физиологии никуда не денешься, но они не затрагивали душу. Сейчас же на меня смотрел Володя в миниатюре, и в его заплаканных глазенках застыла такая тоска, что у меня сердце защемило. Кто же ты, малыш? И что могло произойти, что ты в таком виде и состоянии оказался один на улице? Ребенок несколько долгих минут не мог решиться заговорить, видимо, закон, что нельзя разговаривать с незнакомцами, он знает назубок. А ситуация выдалась патовая — и хочется, и колется. Я отдала должное его воспитанию, да и сам он молодец. — Я ушел. Они хотят выбросить меня, но я первый ушел, — наконец решившись, попытался с бровадой проговорить мальчик, но трясущийся подбородок и глаза, полные слез, смазали всю картину. С мокрых волос растаявший снег ручьем лился по лицу, его колотило. И только тогда до моего, пребывающего в нервоном шоке, мозга дошло, что ребенок околел на морозе, ведь неизвестно, как долго он уже так бредет. Я быстро растегнула пальто и завернула в него паренька, пока он совсем не обморозился, на голову накинула капюшон. Малочисленные прохожие недовольно обходили нас, стоящих посредине тротуара, бросая укоризненные взгляды. Только мне было совершенно все равно, что думают про меня люди, которых я вижу первый и последний раз. Для меня сейчас был важен ребенок, который попал в беду. Через пару минут трясти его прекратило, и я смогла дальше продолжить расспросы, ведь нужно же его отвести домой. — Кто тебя хочет выбросить? — Папа и гадкая тетя, она злая. Папе улыбается, а меня не любит. Ненавижу ее, — прорыдал малыш. — Маленький, папа не может хотеть тебя выбросить, ты же его любимый мальчик, самый дорогой, — попыталась успокоить я малыша. — Ты помнишь, где живешь? Откуда пришел? — Там, — неопределенно махнул рукой он, но в глазах появилась паника, а на смену ей упертость. — Я туда все равно не вернусь, я им не нужен, я мешаю. Я в растерянности закусила губу, ребенок сейчас на грани истерики, и пытать у него адрес, это тоже самое, что уподобиться палачу. Да и далеко не факт, что он запоминал, куда идет. Отвести его в ближайшее отделение полиции? Поздно вечером тридцать первого декабря… Эту мысль я отбросила сразу. Самый простой вариант отвести его ко мне домой, тем более, что дом совсем рядом, но не думаю, что мальчик согласится пойти с незнакомой тетей неизвестно куда, и будет прав. Остается только один вариант — ближайшее кафе. Ребенок совсем продрог, да и мне без пальто долго на улице не просидеть, тоненький пиджак, в котором я осталась, носил скорее декоративный характер, нежели согревающий. — Как тебя зовут? — видя, что малыш решительно настроен не возвращаться, и уговоры пока не помогут, сменила тактику я. — Артем Владимирович Полевой, — отчеканил мальчик. И второй раз за сегодняшний вечер у меня сложилось впечатление, что меня ударили наотмаш. Если у меня и оставались сомнения, что передо мной сын Вовы, то теперь они до конца рассеялись. Я тяжело сглотнула и взяла себя в руки, ребенок не должен видеть, что я нервничаю, иначе не будет прислушиваться к моим словам. — А вас? — тем временем полюбопытствовал малыш. — Можешь называть меня тетя Юля, — Артем только кивнул. — Тема, ты совсем замерз. Давай попьем какао в Шоколаднице, и ты мне расскажешь о себе, хорошо? Мальчик на несколько мгновений замер в нерешительности, но потом, видимо, понял, что кафе место людное, а значит, ничего опасного ему не грозит, и еле заметно кивнул. Бравада бравадой, но обуревавшие чувства, заставившие его сбежать, потихоньку остывали, а на смену им потихоньку приходил страх. Даже взрослые в первый момент, когда понимают, что заблудились в лесу, начинают паниковать, что уж говорить про маленького ребенка. Ему нужен был кто-то, кому можно доверять. Придержав перед ребенком дверь, бросила взгляд на часы и поняла, что подруги меня убъют, в кой-то веки я обещала не опаздывать, но, видимо, не суждено. Мысли бросить ребенка, у меня даже не возникало, а теперь уже торопиться все равно нет смысла, я по-любому не успею вовремя. Но позвонить друзьям стоит, они будут переживать, что меня нет, а связь скоро будет работать через раз, тем более за городом. Официантки проводили нашу странную пару удивленным взглядом, но комментировать не стали, только, наигранно улыбаясь, поздравили с наступающим праздником. Усадив Артема и заказав какао с пироженными — от еды малыш отказался — быстро набрала Катин номер. Чтобы тут же выслушать шквал эпитетов обо мне и моем шефе, ибо она сразу догадалась, зачем я звоню. Пришлось ее растроить еще больше, заявив, что я вообще не приеду, и, пока она не начала истерить, пообещала все объяснить потом. Артем все это время внимательно за мной наблюдал, в тепле слезы и растаявший снег высохли, и я смогла, наконец, нормально его рассмотреть: темный ежик волос, чуть вздернутый носик с несколькими веснушками на кончике, которые так не любил его отец, и красивые, умные глаза. Пока я рассматривала малыша, на его лице быстро сменяли друг друга отрицательные эмоции: обида, горечь, страх, боль, но больше всего меня поразило отчаяние в глубине детских глаз. Он не знал, что делать дальше: гордость и обида не давали ему вернуться домой. А куда идти дальше, кроме, как забиться в какой-нибудь угол и плакать в одиночестве?! Как мне знакомы его чувства, но это в детдоме выхода особого не было — куда и, главное, к кому ты там можешь вернуться. У Темы же есть родители, и я не верю, что они его не любят. Володя, конечно, предал меня, но чтобы он хотел выбросить своего ребенка… Он же не совсем мерзавец. Значит, малыш что-то не так понял, и нужно выяснить, что же все-таки произошло, ведь не можем же мы вечно сидеть в кафе, пока его мама и папа там с ума сходят. Хотя Артем говорил про какую-то тетю… Собравшись с мыслями, я только хотела задать вопрос Теме, но малыш меня опередил: — Я ведь вам мешаю? На вас же из-за меня тетя по телефону кричала? — Тема, ты замечательный мальчик, поэтому не можешь мешать. А тетя ругалась на моего шефа, за то что тот работать заставляет, — улыбнулась я, пытаясь успокоить не по годам развитого ребенка. Малыш немного недоверчиво на меня посмотрел, но все-таки кивнул. — Папа тоже постоянно работал, хотя и старался быть всегда со мной, когда был дома. Мама постоянно на него из-за этого кричала, когда ругала не меня, — опустил голову мальчик. — А когда мама стала ангелом на небе, папа привез меня сюда и стал чаще бывать со мной, пока не появилась тетя Вика. Она гадкая! — снова глаза на мокром месте. — А почему тетя Вика злая? Она тебя обижает? — подбирая каждое слово, спросила я, ведь, возможно, это просто ревность ребенка. — Она всегда меня ругает, когда папы нет рядом, таскает за уши и называет дебилом. А сегодня я нечаянно пролил на нее сок, папа отправил меня к ней в ванну извиняться. Она сказала, что по мне детдом плачет или закрытый пасеонат, — попытался правильно произнести незнакомое слово малыш. — А еще лучше отправить меня в какой-то корпус, где из меня сделают человека, а не придурка. Она обещала сегодня поговорить с папой. Я не знаю, что это за места, но я туда не хочу, — мальчика, после явно дословного пересказа, затрясло. У меня же зачесались кулаки. Насколько же надо быть **кой, чтобы такое говорить малышу. И куда вообще смотрит Володя?! Он, что, не видит, что его сына гнобят?! Я пересела поближе к Теме и крепко его обняла. Мальчик прижался ко мне, как к спасательному кругу. — А ты папе говорил, что тетя Вика тебя обижает? — Папа запрещает ябедничать, говорит, это очень плохо, — всхлипнул мальчик. — А мама наказывала ремнем, когда я папе жаловался. Да что ж там за мама такая была? Как можно бить ребенка ремнем за, по сути, просто общение с отцом?! У ребенка же теперь на всю жизнь останется травма, и он будет бояться лишний раз довериться близкому человеку. Удивлена, что он мне все это рассказал. Видимо, стресс язык развязал. Правда, я немного расслабилась, когда узнала, что Володя просто не знал про выкрутасы своей пассии, хотя это полностью его не оправдывает. Но теперь я хотя бы точно знаю, что передам ребенка любящему родителю. За время разговора у меня появилась идея, откуда можно начать поиск дома Артема. С трудом успокоив ребенка и убедив его, что тетя врала, а папа его любит и никогда никому не отдаст, я заказала ему еще какао и блинчик, а сама набрала такой знакомый и далекий номер. Странно, но я до сих пор помнила его наизусть, словно не было этих лет без Володи. Мне повезло. Трубку сняли тут же, словно дежурили возле телефона. Хотя скорее просто перевели звонки на мобильный. Зная Вову, очень сомневаюсь, что он спокойно сидит дома и ждет, когда сын вернется домой. Скорее он поднял на уши всех соседей и сейчас прочесывает улицы в поисках ребенка. Услышав такой до боли родной голос, в груди больно кольнуло, но я взяла себя в руки и голосом без лишних эмоций проговорила: — Владимир Антонович Полевой? — Да, я вас слушаю. Но сразу предупреждаю, если вы по поводу проекта, то мне сейчас не до этого, перезвоните после праздников, — тяжело дышав, подтверждая мои догадки о поисках, прорычал мужчина. — Не кладите трубку. Я звоню по поводу Артема. Он сейчас со мной… — Где вы находитесь? — перебил меня Владимир. — В «Шоколаднице» напротив торгового центра «Оливия». Знаете, где это? — Я скоро буду. Отложив замолчавший мобильный, я успокаивающе погладила мальчика по волосам. Конечно, отец по головке его за побег не погладит, но он будет в безопасности, рядом с любящим родителем. Володя влетел в кафе буквально через десять минут, обвел взглядом столики и, увидев сына, рванул к нам. Я сидела к выходу боком, поэтому моего лица он не разглядел, да и его больше интересовал мальчик, а не какая-то незнакомая тетка. Первым делом Володя ощупал и осмотрел мальчика на наличие ушибов и повреждений, тот смотрел на него горящими от счастья глазенками, в которых периодически проскакивал страх наказания. Мужчина же на первый взгляд казался совершенно спокойным, но еле заметно трясущиеся руки выдавали его с головой. Осмотрев Артема, он присел перед ним на корточки и, глядя в глаза, неповышая голоса, спросил: — Тема, знаешь, как ты напугал меня? Сколько ужасов я успел передумать, пока тебя искал? Мальчик понуро опустил голову и еле слышно прошептал: — Прости, пап. — Ладно, о твоем поступке мы поговорим дома, но не думай, что ты избежал наказания, убегать из дома — не выход в любой ситуации и что бы не случилось. При слове «дом» у мальчика снова появились слезы на глазах, и он вжался в спинку стула. Но Володя не заметил реакцию малыша, в этот момент он встал и повернулся ко мне со словами: — Я даже не знаю, как вас благодарить. Артем никогда так не поступал, даже не знаю, что на него нашло… — и тут мы встретились глазами. — Юля… Володя мало изменился с нашей последней встречи, только повзрослел, теперь передо мной стоял мужчина, а не мальчик, которого я провожала в аэропорту, да и ранняя седина на висках придавала ему вид умудренного жизнью человека. И, несмотря на предательство, он все еще оставался моим любимым мужчиной. Глупому сердцу не прикажешь. — Добрый вечер, Владимир, — я поздравила себя, голос ни разу не дрогнул. — Думаю, Артем сам расскажет вам, почему он сбежал. Надеюсь, вы на машине? — Володя только кивнул, все еще не веря глазам. Я могла его понять. Какой был шанс, что в многомиллионном городе Тему найду именно я? Правильно, один на много миллионов. Но насмешница судьба решила столкнуть нас вместе, да еще и в Новый год. Праздник, который мы всегда отмечали вдвоем, шампанское заменяя на теплый глинтвейн, и радуя друг друга не дорогими, но оригинальными подарками. Было бы смешно, если не было б так грустно. Мужчина молча разглядывал меня от кончиков дорогих сапог до уложенной в строгую прическу макушки, отмечая все изменения, произошедшие со мной за эти несколько лет. Наше напряженное молчание прервал Артем, несильно дернув отца за рукав и с непосредственностью ребенка спросив: — Папа, а можно тетя Юля с нами поедет? На нее из-за меня тетя по телефону наругалась. И теперь ей негде Новый год справлять. Я в шоке уставилась на ребенка. И как он по нескольким моим предложениям сумел правильно сопоставить факты?! Я действительно собиралась пойти домой и в одиночестве встретить Новый год возле телевизора в халате и тапочках. Готовить что-либо поздно, да и ради себя не хочется стараться. — Если тетя Юля согласится, то я не против, — отмер, наконец, Володя. И две одинаковые пары глаз вопросительно уставились на меня. Разум вопил, чтобы я отказалась и топала к себе домой, и так теперь сердце еще долго будет кровоточить, но душа не могла отказать ребенку, который взглядом умолял пойти с ним, ведь тетя Вика все еще в доме. Я до боли закусила губу… — Поедем с нами, я вам свои игрушки покажу, — подошел ко мне малыш и взял меня за руку. — Хорошо, но только я поеду на своей машине. После двенадцати ты пойдешь спать, а я поеду домой. Договорились? — малыш радостно кивнул и бросился к выходу. Владимир, несмотря на мои протесты, оплатил счет, поздравил всех официанток и помог мне надеть пальто. Когда его пальцы коснулись моей шеи, я непроизвольно дернулась. Мужчина невесело усмехнулся, видимо, подумав, что я брезгую. Глупец. В дверях квартиры нас встречала очень красивая брюнетка, каждая вещь на ней была подобрана со вкусом, прическа и макияж тоже выше всяких похвал. Я рядом с ней в своем рабочем костюме и с полустертым макияжем чувствовала себя оборванкой. Но, несмотря на великолепную внешность, она сразу вызывала неприязнь. И это никак не было связано с тем, что я про нее знала, и что она сейчас с Владимиром. Просто есть такие люди, к которым лишний раз не хочется обращаться, она именно из такой породы. Мы не успели войти, как она повисла на шее Володи, вереща, что она же говорила, что с Артемом ничего не случится, просто у мальчика возраст такой, доставлять родителям неприятности. При этом она из-за плеча мужчины кинула предостерегающий взгляд на мальчика, он от страха прижался ко мне, я успокаивающе приобняла малыша. Тут и моя персона удостоилась внимания Виктории. — А это что еще за женщина? — отцепляясь от Вовы, нахмурилась она, рассматривая меня. — Это Юлия, она нашла Темку и позвонила мне. Благодаря ей с моим сыном все хорошо. Только из-за этого хулигана она не успела к друзьям на праздник, поэтому будет отмечать Новый год с нами. Надеюсь, ты не против? — вопрос был явно риторический, сразу бросалось в глаза, что мужчину ее мнение нисколько не волнует. И только сейчас Владимир обратил внимание, что Артем со страхом смотрит на Викторию и жмется ко мне. Он нахмурился и вопросительно посмотрел на меня, понимая, что от Вики он правду не узнает. Я тяжело вздохнула, не люблю выступать разрушителем судеб, но ради мальчика придется. — Виктория пригрозила Артему, что вы отправите его в детский дом или кадетский корпус, где из него сделают человека, а не придурка и дебила, коим он является. Поэтому он решил сбежать, чтобы вы его не выгнали. После моих слов Володя сначала побледнел, а потом в ярости повернулся к испуганной женщине. — Ты посмела обзывать моего ребенка и угрожать ему? Посчитала себя хозяйкой в моем доме и в жизни моего малыша, когда я всего-то несколько раз, на свою голову, приглашал тебя сюда? — И ты поверил этой твари, которую вообще первый раз в жизни видешь? Она все врет! — взвизгнула, припертая к стенке брюнетка. — Скажи на милость, зачем ей это делать? Пока я еще держу себя в руках, собирай свои монатки, и чтобы я тебя больше здесь не видел. А если увижу рядом с Артемом, то смерть твоя будет медленной и мучительной, — прошипел мужчина. И я ему в этот момент поверила. Убьет и не заметит. Такого Владимира я еще не видела, но и ребенок у него только один. Виктория тоже поверила, поэтому по-быстрому собрала свои вещи и, оттолкнув меня, вылетела на лесничную площадку. Но просто уйти не в ее стиле. Вся исходя на яд, она истерично бросила мне: — Если ты, мразь, думаешь, что теперь сможешь занять мое место, то обломись. В постели даже кусок льда и тот теплее, чем он, — кивнула она на Володю. — Он все еще грезит своей первой любовью Юлечкой. Меня уже тошнит от этого имени. Провалитесь вы пропадом. С этими напутствиями она гордо развернулась и ушла. Володя со всей дури хлопнул дверью ей вслед. Но по его лицу было видно, что он бы с удовольствием придушил эту гадину. Я же не могла отойти от ее слов про первую любовь и кусок льда. Что за бред?! Мы вообще об одном и том же человеке говорили?! Артем все это время крепко прижимался ко мне, но после хлопка двери поднял испуганный взгляд на отца. Теперь мне стало ясно почему Владимир не в курсе, что ребенка обижали, Виктория приходила всего несколько раз, и он просто не успел разобраться в ситуации. А с отправкой в кадетский корпус она и вовсе блефовала, но малыш не мог об этом знать. — Что же ты мне ничего не сказал, Темка? — устало спросил Вова. — Хотя, догадываюсь почему… Пойдем в ванну, ты погреешься, и мы с тобой поговорим. Юля, раздевайся и проходи в зал. Я скоро подойду. Я кивнула и медленно стянула с себя пальто. Какой-то сегодня сумасшедший день, морально я вымоталась больше, чем устаю за месяц на работе. Да и чувствовала я себя в этой квартире несколько неуютно, вроде и не впервой здесь бывать, но чувство иррациональности происходящего не отступало. Разувшись, направилась в комнату. Посреди стоял накрытый стол, видимо, Вика постаралась, даже салфетки оригами сложила, хорошо еще тарелки по фэн-шуу не поставила. В углу пристроилась небольшая, но очень пушистая живая елка. Наряжена она была, помимо красивых шаров и игрушек, конфетами и фруктами. Сразу видно, что малыш помогал отцу вещать украшения. Даже на окна прилепил самодельные, немного кривоватые, но оттого более милые, снежинки из бумажных салфеток. А в остальном тут мало что изменилось, все та же добротная и красивая мебель, только техника явно была приобретена не так давно, да и появились фотографии в рамках. На одной из них были счастливые отец и сын, на другой Артем, видимо, с мамой — симпатичной, стройной блондинкой. Так вот ты какая, разлучница! Но больше меня привлекло фото, которое стояло в углу комода, чуть дальше всех остальных, с него счастливые и молодые улыбались мы с Володей. К чему эта фотография здесь?! Я взяла ее в руки и грустно улыбнулась. Здесь мы еще не знали, что не будем вместе. — Ты почти не изменилась. Такая же красивая, как и прежде, — неожиданно раздался голос за спиной, я вздрогнула. — Как Артем? — перевела разговор я, слишком все быстро. — Отогревается и уже играет с корабликом. Мы поговорили, и я сделаю все возможное, чтобы такое больше не повторилось, — сжал руки в кулаки мужчина. — Как я мог быть таким слепцом?! Моего ребенка гнобили, а я даже ничего не замечал! — Ты не мог знать, что она ему говорит, — попыталась я успокоить расстроенного мужчину. — Я обязан был знать! Артем зависит от меня, я должен быть в курсе всего, что с ним происходит. Но моя вечная занятость и невнимательность чуть не стоила мне сына. На это я даже не нашлась, что ответить. Здесь он прав, обвиняя себя, не загони они с женой ребенка в такие жесткие рамки, малыш бы не боялся лишний раз подойти поговорить. — Самое главное, что все позади. Тема дома в безопасности, и теперь он знает, что обо всех своих переживаниях нужно рассказывать, — наконец, нашлась я. — Да, и все это благодаря тебе. Спасибо тебе, Юль, — глядя мне в глаза, поблагодарил Володя. Я смутилась под его взглядом, он словно ласкал меня. Краска прилила к щекам. Но от позора, не суметь связать и двух слов, меня спас Тема, вовремя позвав отца помочь ему выбраться из ванны. Володя явно хотел продолжить меня смущать, но ребенок превыше всего. Как только он скрылся за дверью, я с облегчением выдохнула, даже не заметила, когда затаила дыхание, и рухнула в кресло. Я уже пожалела, что пошла на поводу своей жалости и согласилась сюда прийти. Это была глупая затея, после которой мне придется снова собирать свое сердце по частям. Сидела бы сейчас дома в халате и пила бы в одиночестве свое вино, так нет же, понесло меня. Хорошо еще осталось ждать всего полчаса, после чего можно со спокойной совестью сбежать. Спустя некоторое время, под бой Курантов мы поздравили друг друга с праздником, не забыв сжечь записочку с желанием и выпить напиток с пеплом до дна. Вроде уже и большая девочка, а все верю, что чудеса на свете бывают. После это Володя попросил меня немного подождать и повел Артема спать, а то тот уже клевал носом. Мало того, что уже поздно, так и день выдался очень тяжелым для психики малыша. Но в итоге, пока я не пожелала ему спокойной ночи, спать Тема отказывался. Пока мужчины выбирали сказку и успокаивались, загрузила посудомоечную машину и убрала салаты и нарезку в холодильник, чтобы не пропали. В комнате же устало опустилась на широкий диван, сегодня был невероятно долгий день. Я устала и морально, и физически, а присутствие рядом, несмотря ни на что, любимого мужчины не делало мое времяпрепровождение легче. Также мне не давали покоя слова Виктории, брошенные в порыве ярости. Причем тут я и их неудавшиеся отношения?! Мысли метались, словно мотыльки перед фонарем. Задумавшись, даже не заметила, как вернулся Володя с двумя стаканами глинтвейна — он тоже помнит наши ночи. Взяв предложенный напиток, чтобы скрыть волнение, спросила: — Малыш уснул? — Отрубился почти сразу, как только подушки коснулся. У него сегодня выдался трудный день, — присаживаясь рядом со мной, кивнул мужчина. — Тогда мне, пожалуй, пора. Ты, наверное, тоже устал, да и у меня выдался непростой день… — Юля, не убегай от меня. Нам нужно серьезно поговорить, а я боюсь, что если ты сейчас уйдешь, больше никогда тебя не увижу и не смогу вымолить прощение за ту боль, которую я тебе причинил, — взял мою маленькую ладошку в свою большую руку Вова. Не стала вырывать свою конечность, я могу врать кому угодно, но не себе — мне приятны его прикосновения, более того — я их жажду. Разум постоянно напоминает, что он меня предал, обманул, но глупое сердце любит только его одного. Приободренный моим бездействием, мужчина начал свой тяжелый рассказ: — Ты, наверное, недоумеваешь насчет брошенных слов Вики? — я медленно кивнула. — Но, как ни удивительно, она сказала чистую правду. Для тебя это прозвучит дико, но я оказался однолюбом. Я любил, люблю и буду любить только тебя. Наверное, в этот момент я выглядела очень нелепо: удивленно вытаращенные глаза и приоткрытый рот не делают девушку краше. И так и хотелось проверить температуру у Володи, он явно несет какой-то бред. Ведь не приснился же мне его звонок семь лет назад, и злые слова, что он меня разлюбил! — Удивлена?! — грустно усмехнулся мужчина. — А это действительно так. Я уезжал от тебя с мечтами, что отучусь, получу хорошую работу, и ты будешь мной гордиться. Но жизнь внесла свои жестокие коррективы. Ты ведь знаешь мое отношение к спиртному, точнее его полную непереносимость? — я снова кивнула. — Так вот, на сабантуе в честь получения завидной должности одним моим другом я пил по вкусу совершенно безалкогольный коктейль, но оказалось, что там были намешаны несколько видов сладких ликеров. Как я очутился в одной кровати с Сэнди, моя память умалчивает, но пробуждение оказалось не просто неприятным, а полным ужасом. Нет, девушка была довольно смазливой, но она не была тобой. Осознание измены тяжким грузом давило на меня. Да и Сэнди не делала мою жизнь легче, вбив себе в голову, что c той ночи я ее парень. Но на этом черная полоса моей жизни не закончилась, через три недели она объявила, что беременна от меня. Я был в ужасе, но об аборте речи даже не шло, как бы я не относился к девушке, это был мой малыш. Под сильнейшим прессингом моих и ее родителей, мне пришлось подать документы в ЗАГС. Я был в панике и не представлял, как могу признаться тебе во всем. Глядя в твои любимые глаза, я бы наплевал на все обязательства перед Сэнди и не смог бы жениться на другой. Поэтому я, как последний трус, долбя в стену кулаком, чтобы боль не позволяла проскальзывать нежным ноткам, расстался с тобой по телефону, не позволяя приехать ко мне. Думаю, не надо говорить, что со дня свадьбы моя жизнь превратилась в кошмар. Сэнди оказалась капризной, желчной дамой. Темку она не любила, единственное же, что ее прельщало — это деньги. Поэтому мне приходилось впахивать, как проклятому, чтобы выполнять все ее капризы. Иначе она вымещала всю злость на ребенке. Я же, хоть и любил малыша всем сердцем, не мог разорваться и бывать с ним чаще. Как ни кощунственно прозвучит, но мы с Темкой очень сильно не горевали, когда она погибла. Конечно, малыш страдал, как бы он ее не боялся, мать есть мать, но теперь я мог быть чаще с ним и любить за двоих. Вскоре мы переехали сюда, я всегда хотел, чтобы Артем жил именно на моей Родине. Он говорит на двух языках, поэтому языковых сложностей не возникло. Малыш довольно общительный и быстро нашел новых друзей. Первое время я еле сдерживался, чтобы не начать тебя искать, каюсь, по старому адресу я все же наведывался, но потом останавливал себя усилием воли. Уговаривал себя, что я и так тебе жизнь сломал, а ты наверное уже давно замужем, у тебя свои дети, и будет подлостью завалиться к тебе и бередить старые раны. Но мое сердце все равно принадлежит только тебе. Вот так одна моя ошибка стоила поломанных жизней четырех людей, — закончил свою исповедь Владимир. — Сможешь ли ты когда-нибудь меня простить? Я сидела словно громом пораженная. Столько боли и страданий из-за одного бокала с коктейлем. Володин организм категорично не переносит спиртное, его уносит даже от нескольких глотков вина, поэтому я верила каждому слову в этом грустном рассказе. Вполне возможно, что где-то он сгустил краски, но сути это не меняет. Главное, что он меня любит. Простила ли я его? — Нет. Прощу? — Безусловно. Многие решат, что я просто тряпка, о которую вытерли ноги, а она и рада снова подставиться. Но у меня своя логика. Стоит ли глупая гордость того, чтобы в старости, лежа в холодной кровати и обнимая подушку, в полном одиночестве вспоминать, что когда-то жизнь давала тебе второй шанс, а ты его глупо упустила, лелея свою гордыню?! Думаю, ответ очевиден. Кто из нас хотя бы раз в этой жизни не ошибался?! Идеальных людей нет. А Володин грех, по сути, мелочь. Выпив коктейль, он вредил только себе, если бы этот поступок, как карточный домик, не повлек за собой множество случайностей. Но это уже просто ужасное стечение обстоятельств. Да и почему он мне ничего не сказал, я могу понять. Стало бы нам легче от его признания? — Отнюдь. И я бы не смогла строить свою жизнь дальше, постоянно надеясь, что любимый сможет ко мне вернуться, и он бы изменял жене, тем самым раня своего ребенка. Наверное, правильно говорят: «Что не делается, все к лучшему!». Наша любовь смогла пройти все испытания, и теперь мы точно знаем, что созданны друг для друга. И даже если на нашем пути в дальнейшем будут попадаться буераки, вместе мы все преодалеем, уверенные в чувствах друг друга. Наверное, ход мыслей отразился у меня на лице, потому что Володя счастливо улыбнулся и сгреб меня в свои объятья. У меня же сложилось впечатление, что я вернулась домой после долгого путешествия. Господи, как же я скучала по нему! Мое сердце таяло и бешенно колотилось. — Обещаю, что ты никогда не пожалеешь о своем решении, — прошептал мне в волосы любимый. — Я больше никогда не сделаю тебе больно, чего бы мне это ни стоило. И я верила ему, он действительно, если понадобится, прыгнет выше головы. Но главное, что любимый будет рядом. Только вот есть еще один момент: — Володь, а как на меня отреагирует Тема? Ведь, по сути, я буду разлучницей, которая отнимает у него время любимого отца. — Не волнуйся, Артемка мировой мальчик. Он уже к тебе прикипел, я никогда не видел, чтобы сын так быстро раскрыл перед кем-либо свою душу. А ты будешь замечательной мамой, — на этих словах я побледнела и отодвинулась от любимого. — Юленька, что случилось? — Володя, прежде чем мы окончательно решим быть ли нам вместе, ты должен знать одну вещь — я никогда не смогу быть мамой, я бесплодна, — горячие слезы проложили соленые дорожки на щеках. — Малыш, не плачь, — снова притянул меня в объятья мужчина, целуя мокрые щеки. — Я люблю тебя, несмотря ни на что, и никогда больше не отпущу. Ты станешь мамой Темки. Мы будем счастливы вместе. Моя хорошая, не грусти, я с тобой. Кто из нас первый к кому качнулся, остается загадкой и по сей день. Но когда наши губы слились в поцелуе, все лишние мысли выветрились из головы, остался только мужчина моей мечты, его руки и губы, творящие с моим телом что-то невероятное. Назвать этого жаркого мужчину куском льда не поворачивался язык. Мое тело горело от ласк и поцелуев. Когда же слетели последние преграды, я словно растворилась в любимом. Это был момент соединения не только тел, но и душ. Вместе навсегда! *** Ровно через девять месяцев счастливые мужчина с мальчиком забирали из роддома свою маму и маленькую малышку. Любовь и нежность объединяла этих четверых. Они — семья, а большего в жизни и не надо. Все остальное приложится само. В Новый год мечты сбываются? — Конечно! Главное, самим очень этого хотеть и не препятствовать их исполнению!

Warrior20071 Маштакова Ольга Владимировна.

Категория:   Россия


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Фото Отчёт