Путешествия Деда Мороза

Меню


Сказка для Ведьмочки от Любимки

«Говорят под Новый год Что ни пожелается — Всё всегда произойдёт, Всё всегда сбывается.» — Что ты там калякаешь, немощная? — хмуро навис над девочкой мальчуган. Известный задира и хулиган Детского дома Љ8 для детей с ограниченными возможностями города N. Он часто дергал за жиденькие косички щупленькую девочку с огромными на пол лица глазами. Синие, словно бездонное море, они завораживали, притягивали своей теплотой, делились радостью. В них было столько жизни и добра, что невольно, при взгляде на девочку, люди искренне улыбались. Как часто говорила воспитательница: «Анечка, наш лучик, лучик живительного тепла и доброты. Посланница солнца». В свои семь лет, Анечка еще не ходила, ее плохо слушались ручки, но ум ее был ясен. Она легко считала, читала, писала и давно перегнала своих сверстников. Несмотря на явный физический недостаток, девочка никогда не грустила. Стойко принимала все лекарства, выполняла все упражнения, которые предписали врачи. Она не плакала, когда случались рецидивы. Наоборот, подбадривала медсестер и воспитателей, улыбаясь и шепча, что обязательно справится. — Ну-ка, дай сюда!- Пашка хулиган, выдернул из под рук Анечки листок, на котором она усердно выводила буковки последние полчаса. И чуть хромая на одну ногу помчался прочь. Паша тоже был необычным мальчиком. Три года назад, когда он был в том же возрасте, что и Анечка, он с родителями попал в аварию, в результате которой, Паша лишился родителей и ноги. Но даже собственное горе, не смягчило мальчика, он вымещал свою злость на тех, кто заведомо был слабее. Он не хотел понимать, а тем более считаться с чужими чувствами. Был только он и еще раз он. — Паш, отдай, отдай, пожалуйста,- медленно крутя колеса своей коляски, просила Анечка. — Смотри-ка, Дед Морозу письмо! И ты еще в него веришь? — Пашка смеялся. — Паша, миленький, ну пожааалуйста,- слезы катились по щекам девочки. — Вот дура! Дед Мороза не существует! Не существует,- с особым удовольствием, ведомым только ему, медленно Паша рвал письмо. С каждым новым кусочком бумаги, летевшим на пол, сердце девочки замирало, а слезы катились рекой. — Ты что делаешь? — вошедшая Ирина Михайловна, не сдержала крик. Паша, кинув последний кусочек письма, сделал невинную мордочку и прошептал: — Да самолетик не получился, расстроился,- чуть всхлипнул,- но я сейчас уберу. Ирина Михайловна строго посмотрела на хулигана, и только сейчас заметила Анечку, которая тыльной стороной руки вытирала слезы. — Анечка?- кинулась женщина к ней,- тебе больно? Что случилось? Девочка подняла глаза на воспитательницу и улыбнулась: — Все хорошо, Ирина Михайловна, я…-девочка не любила врать, но и не хотела, чтобы наказали Пашу,- палец прищемила, но уже не болит. Ирина Михайловна внимательно посмотрела на Аню и вздохнула, она прекрасно поняла, кто настоящий обидчик девочки. — Вы тут одни остались, все уже на ужин идут. Я за вами,- вставая за спиной девочки и цепляясь за ручки коляски, сказала женщина. — Паша, сначала мыть руки! — строго напомнила воспитательница спине мальчугана. Уже позже, когда все дети были накормлены, умыты и уложены спать, Ирина Михайловна вернулась в игровую комнату. Порванные бумажки сиротливо обнимали ковер. Опустившись на колени, молодая женщина собирала их по кусочкам. *** — Ирина, подумай еще раз! Это ответственный шаг!- устало произнес директор Детского дома Љ8. — А я подумала! Я уже как год подумала! И не вижу причин для отказа! — Ирина Михайловна вскочила со стула и в сильном волнении зашагала по кабинету. В ее душе пылал пожар, в тот день, когда уже дома, она скотчем склеила письмо Анечки, она поняла, что больше ждать не будет. — Так не может продолжаться! Я прошла все проверки, мой муж согласен, мы финансово состоятельны, и можем содержать ребенка с особенными потребностями,- женщина специально выделила последние слова, для нее детки не были инвалидами, просто они требовали особенного ухода. — Ира! Тебе двадцать семь, родишь своего, здорового! — Игорь Степанович сорвался на крик, пытаясь достучаться до своего сотрудника, по его мнению, совершавшего ошибку. — И рожу, будет братик или сестричка для Анюты, но позже. — Ира… — По всем показателям мы с мужем подходим Анечке, любая комиссия согласиться передать ребенка под нашу опеку. Вот документы, здесь полный пакет,- Ирина положила папку на стол. Они действительно давно с мужем обговорили возможность усыновления. А за последнюю неделю, муж обегал всех нужных врачей. Они пригласили домой комиссию, которая оценила жилищно-бытовые условия. Передали справки о финансовом состоянии семьи, но…как выяснилось этого мало. Директор наотрез отказывался подписывать документы. — Игорь Степанович, Вы помните историю Анечки? — тихо спросила Ирина. — Помню,- вздохнул мужчина и вытер платком взмокший лоб,- еще бы не помнить. Ее мать, пыталась покончить с собой, спрыгнув с третьего этажа, вместе с Аней. Женщина отделалась незначительными травмами. А вот Аня стала инвалидом. — Верно, та женщина, после того, как узнала диагноз, отказалась от нее. Я так и не поняла почему ее в психушку не упекли,- зло выплюнула Ирина. — Она утверждала, что выпала случайно. Никто не смог доказать, что это была попытка самоубийства, а причиной стал развод — На тот момент, Ане было пять лет,- тихо сказала Ирина,- за все время нахождения здесь, она не жаловалась, и даже не плакала. Единственные ее слезы, я увидела неделю назад. Паша Звягинцев вновь задирал ее, он порвал письмо Деду Морозу, которое она написала. Ирина вздохнула и полезла в сумочку, наконец, найдя то, что искала, она бережно протянула склеенное письмо директору. Игорь Степанович взял его. Покрутил в разные стороны, и удивленно уставился на сотрудницу. — Я могу, нет, мы с мужем можем дать девочке заботу и любовь. Мы хотим оберегать ее и обязательно, слышите, обязательно поставим ее на ноги! Прочтите,- тихо добавила Ирина. Игорь Степанович поправил очки и уткнулся в письмо, ровными чуть округленными буковками было написано следующее: «Дорогой Дедушка Мороз, здравствуй! Пишет тебе Аня Белова, воспитанница Детского ДомаЉ8. Я хочу поздравить тебя с наступающим Новым годом, и пожелать крепкого здоровья! Я знаю, что пишет тебе много деток, но очень надеюсь, что ты увидишь это письмо и исполнишь мое самое заветное желание. У меня есть мама, ее зовут Лиля, она очень несчастна и часто болеет. Нет, я не прошу, чтобы она забрала меня, я никогда-никогда не буду ей мешать. Пожалуйста, подари ей в Новый год счастья! Чтобы она всегда-всегда улыбалась и не болела. А еще, Дедушка Мороз, помоги деткам, которые живут со мной, им так не хватает родителей! Может, благодаря тебе, у них появится семья! С любовью и ува…» Дальше письмо обрывалось резкой полоской, было видно, что оно не дописано. Утерев неожиданные слезы, Игорь Степанович посмотрел на Ирину, которая словно ждала приговора, улыбнулся и притянул папку с документами к себе. *** Ирина Михайловна в волнении ходила по больничному коридору. С ней случилось невероятное: неожиданно для себя, она упала в обморок. Муж с дочкой уже едут к ней. А она ждет результата врача. Присев на скамейку, тут же вскочила, в конце коридора за руку шли Матвей и Анечка. Смотря на дочку, она вспоминала с каким страхом спрашивала девочку хочет ли она пойти к ним жить. Как, вновь расплакавшись, Анечка обняла ее. За шесть лет, что Анечка живет с ними, много чего случилось. Бизнес мужа пошел в гору, и они смогли поехать в Германию, где после двух операций и долгой реабилитации, Анечка сделала свои первые шаги. В двенадцать лет Анечка пошла. Это было самое счастливое воспоминание из семейного архива. Ровно шесть лет назад, Анечка написала письмо, которое наконец, растопило сердце неприступного директора. — Мама, мамочка! — Аня отпустила руку Матвея и влетела в объятья Ирины,- как ты себя чувствуешь? Что -нибудь болит? — Нет, доченька, все хорошо, правда. — Ирина Михайловна, — позвал вышедший из кабинета врач, — у Вас очаровательная дочка. Анечка робко улыбнулась и пошла в наступление: — Что с мамой? Что -то серьезное? Врач рассмеялся. Глава семейства, Матвей муж Ирины и отец Анечки, подошел к своим девочкам, и приобнял обеих. — Милая леди, с Вашей мамой все хорошо. Скоро у вас появится братик или сестричка. Ирина выдохнула, Матвей замер. Оба ждали реакции девочки. — Правда? — тихо спросила Анечка. — Правда,- подтвердил врач. — Ура! И это исполнил! Совершенно счастливая девочка, крепче обняла маму и папу. Ирина облегченно вздохнула, Матвей благодарил врача. Идиллию семейства нарушил громкий плач и крик: — Неправда, Деда Мороза не существует! — кричал мальчик лет пяти. Анечка отпустила маму и пошла к мальчику. Ирина решила пойти следом. Присев на корточки перед мальчиком, Аня достала конфету и протянула ему. — Неправда, дед Мороз существует,- утирая слезы ребенка начала Аня,- Шесть лет назад, я писала ему письмо, но ни слова не сказала о том, о чем мечтала сильнее всего. Я очень хотела иметь маму. Теперь она у меня есть! А еще,- тут шепот стал едва различимым, Ирина подошла ближе. — Правда, — неверяще переспросил мальчик. — Правда, дядя доктор сказал, что у меня будет сестричка или братик. А я только вчера отправила письмо! Ошеломленная Ирина, тихонько отошла от детей, на ум ей пришла старая песенка: «Говорят под Новый год Что ни пожелается — Всё всегда произойдёт, Всё всегда сбывается.»

Произведения автора: Любимка

Категория:   Россия


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Фото Отчёт