Путешествия Деда Мороза

Меню


Чудеса для Каролины и Алисы от Мора Анны

Город не любил Рождество. Магазины обвешивались огромными вывесками «Saldi» и выставляли на продажу залежалый товар, обернув его в праздничные этикетки, люди толклись в магазинах, скупая не очень ненужные и очень ненужные вещи, чтобы потом подарить друзьям-начальникам-надоевшим за весь год родным. Люди опустошали супермаркеты, собираясь за один, пусть и праздничный, день истребить месячный запас продовольствия и спиртного.

Люди разучились верить, предпочитая забивать желудки тяжелой пищей, а глаза и умы – стремительными не слишком романтичными зрелищами. И все же город умел вознаграждать тех, кто верит.

Каролина проснулась в полседьмого — привычки не оставляли ее даже в предпраздничное двадцать четвертое декабря, молодая женщина заварила невкусный кофе и отправилась завтракать в кухню.

Каролина поприветствовала город, глядя в огромное французское окно: «Доброе утро, город. С наступающим тебя Рождеством!» В девушке сохранилась еще детская привычка верить в то, что все вокруг живое — дома, улицы, машины, деревья. В кухню заглянула встрепанная сонная девочка.

— Доброе утро, мамочка! Ты разве не на работе? И за мной не придет тетя Мариелена?

— Привет, мое солнышко. Ты забыла, мамин начальник сегодня закрыл кафе, и у мамы получился выходной. Что ты скажешь, если мы прокатимся на автобусе? А заодно и хлеба купим?

— У-р-р-а! На автобусе! — запрыгала маленькая Алиса. — Мы с мамой едем гулять!

Каролине становилось все труднее и труднее оплачивать маленькую съемную квартирку, растить трехлетнюю дочь. Она просила своего начальника давать ей ночные смены — Каролина работала официанткой в кафе, Карло приглашал женщину убираться и на его трехэтажной вилле. Однако Каролина вертелась, как белка, не отчаивалась и верила, что все будет хорошо. Что все трудности — временные и она их обязательно преодолеет, ведь у нее есть собственное солнышко — малышка Алиса.

Каролина завела девочку в автобус, усадила на высокое сиденье и с жалостью посмотрела на проездной — осталась последняя поездка, 26-го придется идти на работу пешком, а там Карло и премию обещал. Машинка-компостер никак не хотела пробивать билет.

— Синьора, езжайте так! — подмигнул женщине водитель.

Каролина с дочкой вышли у парикмахерской, ветер сорвал шапку с головы девочки. Из окна выглянула Мария, владелица салона, куда Каролина не заглядывала уже… да, уже год почти.

— Ну, заходите, заходите, пропажи!

Как объяснить этой женщине, что денег у нее хватит только на самый скромный рождественский стол?

Каролина улыбнулась неловкой улыбкой.

— Завтра Рождество, — улыбнулась сицилианка-парикмахерша. — А в Рождество все должны быть красивыми. Сделаем все в лучшем виде!

Из салона девушка с дочкой выпорхнули обновленными, надушенными и посвежевшими — Каролине очень шел строгий боб, а еще больше ей шел блеск в глазах.

— Мамочка, смотри! — Алиса потянула Каро к витрине магазинчика — «Все за 0,99 центов»: на витрине сидел огромный плюшевый медведь в красном свитере и улыбался хитрющей улыбкой. Мишка казался очень неуместным среди всех кустарных, грубо окрашенных игрушек — будто английский лорд забрел на свиноферму.

— Сколько стоит этот медведь? — спросила у крашеной в пергидрольный блонд продавщицы Каро.

— У нас все за девяносто девять центов, — устало улыбнулась продавщица.

Алиса схватила мишку и крепко прижала к себе, ее мистер Пинки, старая плюшевая собака, совсем облез, и от него хотелось чихать каждый раз, когда девочка брала зверя с собой в кровать. Мама с дочкой и знать не знали, что медведя подкинула на витрину бабушка одной очень капризной внучки, потерявшей счет плюшевым игрушкам, книжка и куклам. Девочка, разозлившись за что-то на строгую, но всегда справедливую бабушку, засунула медведя в мешок с пластиковым мусором. Бабушка тихонечко достала мишку и подкинула на витрину магазина.

— Алиса, нам осталось еще хлеба купить, — напомнила Каролина.

Она купит тосканский соленый хлеб, сделает им с дочкой на полдник тосты с вишневым джемом, а потом они весь день будут рисовать, читать старые книжки, переодевать Монику, еще Каролинину куклу, петь песни, скакать вокруг маленькой елочки. Выходной — это так здорово!

Ванна, толстая румяная продавщица, протянула Каро пакет с хлебом и улыбнулась:

— Вы наш тринадцатый покупатель сегодня! Вам положен горячий шоколад!

Каролина смотрела на личико Алисы с забавными коричневыми усами, девочка перепачкалась в густом тягучем напитке и сейчас радостно доедала ложкой остатки шоколада из чашки.

Какая-то мамочка, чей ребенок не притронулся к круассану, а уткнулся в айпод, гоняя машинки, презрительно улыбнулась: ну что за невоспитанные замарашки. Дети должны сидеть тише воды, ниже травы, не ронять крошек, тем более не пачкаться, и ни в коем случае не мешать родителям. А Каро с Алисой громко хохотали — девочка нарисовала маме такие же смешные шоколадные усы.

— Поехали домой, дочка.

И пусть Каролина истратит последнюю поездку на проездном: сегодня у них с Алисой получился настоящий праздник. А завтра она приготовит вкусный стол, достанет из шкафа куклу Пелюш — девочку-доктора, которая обязательно вылечит трухлявого мистера Пинки, а заодно проверит и Монику, и Медведя. Их праздник продолжится, ведь что может быть чудеснее, чем провести целый день вместе.

Каро позвонит бабушке Алисы — и пусть мама Каролины разговаривает с дочерью сквозь зубы даже в Рождество, а отец вообще не берет трубку. Родители так и не простили Каролине студенческого «залета», порвав с дочерью всякие связи, еще бы, такая перспективная, их крошка бросила колледж и растит безотцовщину, живет в какой-то трущобе и перебивается на грошовой работе.

Когда Каро с Алисой спешили к остановке, на красный свет затормозил огромный Бентли, оттуда выскочила красавица в легком шелковом платье, сунула Каролине серебряный пушистый комок и закричала в салон автомобиля:

— Вот, я отдам твою норку первой встречной! Сам дурак и подарки у тебя дурацкие! Пожалел какие-то двадцать тысяч на бриллиантовое ожерелье! — Красавица топнула ножкой в тонких сапожках на высоких каблуках, остановила куда-то спешившее такси. — И не звони мне больше! Каролина протянула шубу усталому мужчине, выскочившему из «Бентли». В последнее время его начала раздражать слишком требовательная спутница. Туда ей и дорога, впрочем. Мужчина с восхищением уставился в огромные голубые глаза, светившиеся сочувствием, нежностью, радостью и теплом. Он и думать забыл о своей недавней пассии. А город довольно замигал синими светящимися звездами и заулыбался выщербленными мостовыми: надо просто верить.

Произведения автора: Анна Мора

Категория:   Россия


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Фото Отчёт